Меню
16+

Тонкинская районная газета «Красное знамя»

03.03.2020 09:15 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Хождение за три океана

Автор: Павел ВЕСЕЛОВ
зам.редактора

Коренному тонкинцу, Лаптеву Константину Васильевичу, 70 лет. Его отец, Василий Николаевич, долгое время был заместителем председателя колхоза «Светлый путь». И сын по своей работе оказался близок к сельскому хозяйству: 21 год К. В. Лаптев возглавлял Тонкинский маслозавод. Ну, а разговор наш сегодня на иную тему – о воинской службе Константина. Проходила она в течение трёх лет на Тихоокеанском флоте, и была насыщена многими интересными событиями. Как давние знакомые мы с ним на «ты» и в общении.

- Как ты попал на флот? И какое это было время?

- Попал после речного училища, которое я окончил в городе тогда еще Горьком. А до службы был матросом на буксире-тягаче под названием «Амур». Толкали мы по Волге и Каме сдвоенные баржи, которые вместе могли взять на борт до 5000 тонн груза. И прописан я даже был на этом пароходе. Так что, когда меня в армию призвали осенью 1968 года, то призывную комиссию я проходил в Ленинском районе г. Горького.

- Словом, к годам воинской службы на море ты был уже подготовлен и профессионально, и психологически …

- Да, пожалуй. Причем идти я должен был на 4 года, как тогда служили в морфлоте. Но летом вышел приказ – сократить этот срок до трех лет, поэтому мне еще, можно сказать, повезло. Уволился я в запас в звании старшины второй статьи осенью 1971 года, имея награду по службе – медаль «За воинскую доблесть».

- «… И на тихом океане свой закончили поход», как пелось в одной из песен советской поры. Правда, у тебя несколько по-другому: все походы связаны с океаном и не только тихим. расскажи об этом.

- Больших походов было два, каждый из которых можно смело приравнять к «кругосветке». В первый раз на плавбазе – такой корабль, предназначенный для обслуживания атомных подводных лодок, мы прошли морскими и океанскими маршрутами в общей сложности около 60 тысяч километров. А это больше, чем протяженность экватора Земли. Выходили из Севастополя, потом через проливы Черного и Средиземного морей достигли Атлантики. Обогнули Африку через ее южную оконечность, и у берегов Сомали встали на двухнедельную стоянку. Впереди предстояли большие учения в тропических широтах Индийского океана. 

Можно сказать, «исколесили» всю округу: Кувейт, Иран, Аравийское море, Пакистан – город Карачи. А дальше вышли к Индонезии – Сингапур, и вот уже родная Камчатка. Там находится самая крупная база атомных подводных лодок и где было место моей службы. Сейчас это Вилючинск. Кто внимательно следит за теленовостями, может вспомнить эпизод с посещением этой базы подлодок президентом Путиным.

- А сколько по времени длился тот первый поход и чем был еще для тебя знаменателен?

- Из Севастополя мы вышли 20 марта 69 года, а 20 августа прибыли на Камчатку. Получается ровно 5 месяцев. Второй поход, в котором мне довелось участвовать, состоялся уже накануне увольнения со службы, летом 1971-го. Он длился четыре месяца и проходил в акватории Тихого океана. Что касается впечатлений, то морская служба ими богата. Советский военный флот в те годы представлял собой большую силу. Наша плавбаза, в частности, была 150 метров в длину, 25 – в ширину, экипаж 330 человек. Имела свое пушечное вооружение, в том числе – торпедный блок. 

Сам я начинал с моториста-компрессорщика. Это работа, когда подается сжатый воздух на подлодку, перед ее погружением, под давлением 200 атмосфер через специальные шланги. А в нашем матросском обиходе такая операция называлась: бить, набивать воздух. В походе плавбаза была на автономном обеспечении. Пресной водой запасались на берегу, а также были три опреснительные установки. Вот хлеб на всю команду в течение похода пекли сами. И кормили нас, надо сказать, неплохо. Четыре раза в день. 

- Ну а, трудности флотской службы. как преодолевались они?

- Если говорить о, так называемой, «дедовщине», то на флоте среди срочников засилия старослужащих не было. Но была, безусловно, дисциплина. А как без нее? Конечно, среди состава проводилась работа и в психологическом плане. Уже для похода, например, экипаж подбирался тщательно. На нашу плавбазу из 900 человек отобрали чуть более трехсот.

В плане физическом приходилось и тяжеловато. Если морскую качку я переносил без проблем, а она во время похода постоянная, то, например, тропический климат давал о себе знать. Температура воздуха на палубе градусов 40, плюс влажность под 100%, а в машинном отделении и все 5253 градуса. Но преодолеваешь на морально-волевых.

А когда в тропических широтах случался дождь – обычно среди ночи, шёл ливень и был скоротечным – все, кто не нес вахту, выскакивали на верхнюю палубу и принимали этот душ. Кто-то даже успевал помыться и набрать этой воды впрок.

- Второй твой поход на плавбазе – что запомнилось из него?

- Помнится многое. На этот раз мы вышли из бухты базирования на Камчатке целой эскадрой. Две подводные лодки, большой противолодочный корабль, два эсминца, наша плавбаза. Следовали сначала к северу, заходя с грузом в бухту Проведение, потом – вдоль берегов Америки дошли в Тихом океане до Гонолулу, где размещена одна из военно-морских баз США. Постояли там на рейде какое-то время. Потом были острова Полинезии – это уже ближе к Индокитаю. И знакомым, по окончанию первого похода, маршрутом вернулись домой.

Случалось, нас сопровождали военные корабли иностранных держав – Канады, США, Англии. Но – на почтительном расстоянии и без каких-либо эксцессов. Рассказывая, Константин Васильевич для наглядности прочерчивает маршруты своих походов за три океана (почти как у Афанасия Никитина в «Хождении за три моря») – по физической карте мира, расстеленной на столе. Другой иллюстрацией служил дембельский альбом, в котором черно-белые снимки той поры – рубежа 60-70-х годов – по-своему свидетельствуют о пребывании их хозяина на дальних рубежах. 

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

39